Почему не иначе ?

 

Этимологический словарь школьника

Лев Успенский

 
к букве  С

СЛАВЯНЕ.


Как ни огорчительно, но мы все еще не разобрались окончательно в происхождении нашего племенного имени. По одним гипотезам, оно близко к "слава": "славяне" - "славные, прославленные люди". Это вполне естественный способ называть себя. Индейцы - "иллины", готтентоты - "коин-коин", чукчи - "ораветланы" - все это "люди из людей", "прекрасные люди"; таково значение этих названий, которые люди разных племен сами давали себе. Но другие языковеды возводят имя "славяне", которое в древности звучало как "словене", к основе "слово": оно могло обозначать "владеющие словом", "умеющие говорить", в отличие от остальных "безъязычных", "немых" народов. Такие самонаименования тоже не редкость среди народов мира. И тем не менее окончательное решение еще не найдено,все предложенные варианты встречают возражения. Может быть, став языковедом, вы займетесь этим вопросом? Желаю удачи!

СЛАДКИЙ.


Меня в школьные годы раздражал язык науки: "С о л ь - это к и с л о т а, в которой водород замещен металлом..." Как так: соль - это кислота?! "К а р а м е л ь ю называется г о р ь к о е вещество, получаемое при производстве сахара..." Да ведь "Карамель" же конфета! А сейчас я поставлю вас перед таким жепримерно определением: "сладкий" значит "соленый". Впрочем, "значит" имеет здесь чисто этимологический смысл... В самом деле, древнерусская форма этого слова была "солодкий" (мы видим ее след в нашем слове "солод"): это на слух уже ближе к "соль". Сладкого, не считая меда да некоторых плодов, люди почти что не пробовали, и "солодкое" - соленое - было для них "самым вкусным". Потом человек стал узнавать новые вкусовые вещества, узнал прелесть сладкого. И вот старое слово "солодкий", которым русские люди определяли самое вкусное, было перенесено на новое понятие, на вновь узнанное приятное свойство некоторых съедобных веществ. Недавно в уже упомянутой мною книге Б. Н. Тимофеева я прочел жалобы автора на то, что в последнее время о кондитерских изделиях у нас вместо правильного "сласти" стали говорить неверно "сладости". Это точное наблюдение: так оно и происходит. Но можно ли удивляться, когда языку вздумается заменить слово "сласть" словом "сладость", если в свое время он счел возможным само понятие "сладкий" выразить словом, означавшим до того "соленый"? И ведь ничего страшного не случилось: мы отлично понимаем друг друга...

Страница 313
 
 
2011г. © pochemyneinache. com