Почему не иначе ?

 

Этимологический словарь школьника

Лев Успенский

 
Это естественно. Я сказал "индоевропейские языки", или иначе "индоевропейская семья языков". В эту обширную "семью" входит "подсчетам профессора А. Реформатского, 75 ныне существующих, "живых", и около 30 навеки умолкнувших, умерших языков - от исландского на далеком северо-западе евразийского мира до индийских языков крайнего юго-востока. Входит в нее и великий русский язык, и его родные братья - другие славянские языки. Как это прикажете понять: "входит в семью"? Надо понимать это так, что все эти языки - там, в безмерной дали веков, - произошли от некоего нам не известного языка, на многочисленных говорах и наречиях которого говорили тысячелетия назад предки далеко и широко расселившихся по всему миру народов: индийцев и скандинавов. славян и италийцев, прибалтов и греков, таджиков Средней Азии и бретонцев с Атлантического побережья Франции. В тех языках, на которых сегодня говорят эти народы, опытный глаз может обнаружить ясные следы былой языковой общности. И конечно, следы эти обнаруживаются не в кругу тех слов, которыми мы теперь называем вещи, создаваемые человечеством в наши дни. Наоборот, их надо искать среди слов, обозначающих предметы наиболее древние, известные и близкие человеку уже на заре его истории. Понятно, что название овцы (или вечного врага, грозы овечьих стад - хищника-волка) куда старше, чем слово, обозначающее, скажем, рыбу латимерию, открытую в водах Индийского океана в XX веке... Имена волка, если мы выберем их изо всех индоевропейских языков, несут на себе отпечаток этой же древней языковой общности; правда, обнаружить его без помощи языковеда не так-то просто и легко. Ученые, однако, утверждают, что русское "волк", литовское "вилкас", древнеиндийское "врках" и даже древнегреческое "люкос" и латинское "лупус" - все это слова-братья, возникшие из единого древнего источника. То индоевропейское слово, которое их породило, значило, вероятно, что-нибудь вроде "вор", "похититель скота"... Близки друг другу и названия другого хищника евразийских лесов - медведя. У греков этот могучий зверь именовался "арктос" (отсюда, через созвездие Большой Медведицы, название Арктика - "Медвежья страна"). Этому "арктос" родственны и латинское "урсус" и французское "урс" - их общим предком было давно исчезнувшее индоевропейское слово: оно звучало как-то вроде (я говорю так неопределенно потому, что его никто из наших современников никогда не слышал) "орктос". от него, совершенно естественно, и должны были произойти названия страшного хозяина леса во всех языках нашей семьи. И вдруг неожиданность: рядом с родственными друг другу "арктосом", "урсусом", "урсом" поднимается с глухим ревом на дыбы наше русское, ничего общего с ним не имеющее, "медведь"... Откуда оно взялось? Почему наших предков не удовлетворило общее с другими языками старое медвежье имя? Вы, вероятно, слышали: так принято называть существующие у многих первобытных народов строгие запреты, которые религия налагает на самые разнообразные предметы, поступки и даже слова. У одного племени может быть строго запрещено касаться птицы какаду. У другого - смертью карается, если сын или дочь увидели хотя бы случайно, как вкушает пищу их отец. У чукчей нашего северо-востока еще недавно женщины не имели права произносить слова, в которых имеется звук "р"; они должны были заменять этот звук другим.... Под угрозой тяжелых наказаний людям запрещается ступать на вершину такого-то холма, разговаривать с каким-нибудь одним человеком, произносить то или другое слово. Тот, кто нарушает запрещение, - так верят представители многих народов - будет покаран богами или духами, потеряет здоровье, рассудок, а может статься, и умрет...

Страница 10
 
 
2011г. © pochemyneinache. com