Почему не иначе ?

 

Этимологический словарь школьника

Лев Успенский

 
Связано с запретом и слово "рыба". "Настоящее" название обитательницы вод в языке наших предков звучало совсем по-другому, возможно - похоже на современное латышское "zivs" или литовское "zuvis" ("рыба"). Это слово употреблять не хотелось, чтобы не распугать возможную добычу. И "воду замутили" очень хитро: древнее имя заменили словом, родственным немецким "руппа, руппе", которые значили "головастик", "личинка угря", из них и образовалось наше "рыба". Как остроумно! какой щуке пришло в голову, что опасность грозит ей, если люди на берегу говорят про жалких головастиков? А если принять в расчет, что табу было наложено и на слово "вод" - "бредень" (так, от корня "вод-ить", была первоначально названа рыболовная сеть), что оно было заменено лукавым отрицанием "не-вод", то вы увидите, как жестоко были обмануты простодушные жительницы рек и озер, наивные рыбы... Они-то. пожалуй, были сбиты с толку только в воображении наших далеких пращуров... А вот на теперешних ученых-этимологов эти пращуры, действуя так лукаво и коварно, навлекли множество чрезвычайных затруднений. Ведь мало точно узнать, почему медведь был переименован в "медоеда" или рыба - в "головастика- личинку". Надо прежде того еще угадать, какое слово было подвергнуто такому перелицеванию, какое - нет. Попробуйте выяснить это тысячелетия спустя после того, как все случилось.

ЭТИМОЛОГИЯ И КРУГЛОЕ ПЯТЬ


Будем считать, что польза этимологии доказана. Но она может быть не только такой "возвышенной", не от мира сего, так сказать. Если вдуматься, ее может ощутить любой из вас, каждый школьник, даже младшеклассник. Одному она способна принести круглую пятерку, другого избавить от грозной двойки. Что лучше - судите сами. Никто не затруднится в правописании слова дорогой: во всех трех его слогах даже средний грамотей уверенно напишет "о", а не "а". вы знаете, как доказывается правильность этого. Надо подобрать такие родственные тому, которое рассматривается, слова, ударение в которых падало бы на первый слог, в другом на второй: "дорог", "дороже"... Все ясно: несомненное "о". Способ прекрасный, но не всегда он пригоден. Возьмите слово дорога. Попробуйте подыщите такие родственные ему слова, где ударение падало бы на первый слог, на "до". вряд ли вам это удастся: все производные от "дорога" слова несут ударение на том же "о" - "дорожный", "дороженька", "подорожная"... А слова, по отношению к которым само "дорога" было бы производным, вы не знаете. Как быть? Хоть себе пиши: "дарога"... Или вот другое слово: вазелин. Как вы докажете, что его надо писать именно так, а не "возилин", не "возелин", не "вазилин"? Сделать это обычным способом подбора родственных слов с другими ударениями - вещь невозможная. Худо было бы, если бы не этимология! Этимологи рассказывают нам вот что. В 1877 году некий мистер Р. Чизбро, американский аптекарь, запатентовал новую мазь для смягчения кожи. Он зарегистрировал ее под звучным, не слишком длинный, легко запоминающимся и несколько таинственным названием: такое название было самым желательным для рекламы. Он назвал свою мазь "вазелин". Откуда он выкопал это имя? Он взял первый слог немецкого слова вассер - "вода", прибавил к нему начало греческого елайон - "масло" и к получившемуся "вас-ел" присоединил ставшее к этому времени уже привычным окончание "-ин": им теперь постоянно заканчивали названия лекарственных веществ и химических препаратов: аспирин, сахарин, глицерин, маргарин... Получилось - васелин. Но "с" между двух гласных во многих европейских языках звучит как "з". Вышло - вазелин.

Страница 12
 
 
2011г. © pochemyneinache. com