Почему не иначе ?

 

Этимологический словарь школьника

Лев Успенский

 
Несколько столетий оно было у нас почти одинаково (существовало еще одно производное от него слово: "митрополия" - округ, в котором управлял митрополит), а в XIX веке у него появились недальние родственники. Теперь мы называем "метрополией" (уже не "митро-") любую "Большую землю", саму страну, по отношению к ее заморским малым или второстепенным владениям. Стало совсем нашим и слово "метрополитен", а чаще - просто "метро". Оно было создано из тех же греческих материалов, но уже на французской почве, в конце XIX века. "Метрополитен" - "Столичная" - была названа рекламы ради компания, строившая в Париже подземную железную дорогу. Словом, на нелепый вопрос можно было бы дать вполне вразумительный и толковый ответ.

ЧЕРВЯЧКИ НА ВТОРОЕ


Когда моему сыну было лет пять-шесть, он, как и большинство ребят этого возраста, житья не давал взрослым бесконечными языковедными вопросами. Сначала его донимали грамматические сомнения: - Вермишель - тетенька она или дяденька? А почему же тогда в "Вокруг Луны" Жюля Верна Мишель Ардан - дяденька? Потом он переключился на этимологию. - А почему ее вермишелью назвали, когда она на лапшу гораздо похожее? Могли бы вы быстро ответить на такое "почему"? Ищите не ищите, в русском языке вы не обнаружите старших родственников "вермишели", разве только производные, от нее родившиеся, слова. Может быть, это слово - иностранец? Немцы именуют этот полуфабрикат "фаденнудельн" - "нитчатая лапша"; немецкому языку свойственны такие тяжеловатые, но зато уж точные сложные слова: немцы не любят заимствовать слова из других языков. Ясно - немецкий язык тут ни при чем. У французов "вермишель" - "вермисель". Казалось бы, вот источник! Но беда в том, что и французские словари не объясняют, откуда же возникло такое слово. И тут у него не ясна этимология. Наконец, итальянский словарь. Вот слово "вермичелло" - "червячо". Если взять множественное число от "вермичелло", то и получится "вермичелли", то есть "червячки". Представьте себе блюдо вермишели, поданное на второе, и подумайте, основательно или нет поступили итальянцы, назвав это кушанье, состоящее из узеньких и длинных тестяных ленточек, "червячками". Да, похоже на правду, но - правда ли? А что, если итальянский язык окрестил не кушанье по живым существам, а, наоборот, дал этим существам имя по своему любимому блюду: "животные вроде лапши"? Можно ли доказать, что произошло не так, а наоборот? Можно. "Вермичелло" - не просто слово, а уменьшительная форма от "верме" - "червяк". Но ведь так - "верме" - никто никогда не называл никакого кушанья; слово это очень старое: в Древнем Риме (а итальянцы - потомки римлян) "вермис" уже значило "червяк". Раз так, очевидно, и "вермичелли" сначала значило "червячки" и только потом стало означать "лапша". Мы нашли корень и исток нашей "вермишели"! Вот какой путь прошли когда-то мы с сыном. Действуя кустарно и по-любительски, но примерно так же, как действуют в сходных случаях и ученые- этимологи, мы установили этимологию одного слова, связав его с другими словами, проследив их связи между собой не только в русском языке, но и за его пределами... Нас это обрадовало; мать и бабушку моего сына - нет. Им наша этимология "вермишели" определенно не понравилась. Но ведь они не были языковедами! Зачем я рассказал вам две эти притчи о словах? Чтобы показать, что этимология не только занимательное, но и довольно запутанное занятие. Впрочем, сейчас я приведу этому еще более яркий пример.

Страница 5
 
 
2011г. © pochemyneinache. com