Почему не иначе ?

 

Этимологический словарь школьника

Лев Успенский

 

ПОХОЖЕ ДО НЕУЗНАВАЕМОСТИ


Откуда берутся этимологические трудности? Казалось бы, проще простого: два слова звучат похоже - "кот" и "кошка", "стол" и "столяр"; очевидно, они родичи. А другие пары - "бык" и "пчела" или "окорок" и "каракатица" - настолько явно не имеют ничего общего, что смешно и искать между ними родство. Разве не так? Далеко не так. Вглядитесь в такие две словесные пары: Каракуль и каракули Блин и молоть (мех) (мазня) (кушанье) (дробить зерно) Кто вздумает спорить: слова первой явно тесно связаны друг с другом. Между двумя правыми словами нет ни сходства, ни, очевидно, родства. В самом деле: может быть, "каракуль" и "каракули" - просто одно и то же слово, только в двух разных значениях? Разве не могли крючки и загогулины небрежного письма напомнить кому-то завитушки шерсти на каракулевых бараньих шкурках? Вот и назвали почерк по мерлушке, - зовем же мы некоторые полевые цветы "кашка", а уж что общего между цветком и крупяным кушаньем? А вот между словами второй пары, разумеется, странно и предполагать родство. "Блин" и "молоть"! Из десяти звуков только один - "л" - входит в оба слова. Да и по смыслу ничего похожего... А теперь послушаем этимологов. Наше слово "каракуль", говорят они, заимствовано у тюркских народов Средней Азии. Возле города Бухары есть в пустыне оазис Кара-Куль; по-узбекски это значит "Черное озеро". Тут уже очень давно была выведена особо ценная порода баранов, доставляющих великолепную мерлушку. По имени оазиса породу назвали "каракульской". В этом нет ничего неожиданного: зовем же мы коней-тяжеловозов, выращенных на реке Битюг в Воронежской области, "битюгами" или птичек, вывозимых с Канарских (то есть буквально "Собачьих")островов, "канарейками". А затем тюркское слово переселилось в Россию и превратилось в наше "каракуль" - мех каракульской овцы. А "каракули"? Представьте себе - ни малейшего отношения к "каракулю"; это тем более странно, что и это слово взято нами из тех же тюркских источников. Но дело в том, что слово "кара" в этих языках имеет много значений: кроме "черный", оно может значить также и "плохой". Это не должно нас очень удивлять: по-русски тоже ведь "черные мысли" означает "дурные, злые мысли". Вот в слове "каракули" "кара" как раз и значит "плохой". А "куль" здесь получилось не из "куль" - "озеро" и не из "цветок", а из другого тюркского слова - "кул", или "кол", означающего "рука". Когда соседи наших предков, татары или другие тюркские народы, говорили про человека "караколы", "каракулы", они имели в виду назвать его "дурной рукой", то есть "писцом с плохим почерком". А почему бы не так? И мы нередко говорим "рука", подразумевая письмо, почерк: "руку приложил", "чувствуется рука настоящего писателя". Мы позаимствовали и это тюркское слово, превратив его в свое "каракули". Звуковое сходство между словами абсолютное, а общего по происхождению - решительно ничего. Поистине "похоже до неузнаваемости"! Теперь - вторая пара. Начнем с того, что в языке наших предков, в древнерусском, слова "блин" вообще не было. В нем существовало слово "млин", из которого много позже и получилось наше "блин".Такие изменения звуков - вещь вполне возможная: родилось же русское народное определение "басурманин" из арабского "мусульманин" - поклонник, последователь Магомета, магометанин... Как видите, при известных условиях "б" может появиться там, где до того звучало "м".

Страница 6
 
 
2011г. © pochemyneinache. com